В России нет оправдательных приговоров. Почему же судьи оправдательных приговоров не выносят? Часть 2.

Первая часть данной статьи была посвящена проблемам de facto существующей в судебной системе нашей страны - подмене презумпции невиновности на некую презумпцию достоверности материалов предварительного расследования. Также в ней рассматривались вопросы доказывания в суде отрицательных фактов и обстоятельств, методами положительного доказывания, и проблема искусственно создаваемой следствием и прокуратурой совокупности доказательств, которые не подвергаются должной оценке. Прочитать первую часть данной статьи Вы можете, перейдя по этой ссылке.

Теперь рассмотрим ещё одну, на мой взгляд, существующую причину отсутствия в Российской Федерации оправдательных приговоров.

Для этого вернёмся к вопросу надлежащей проверки алиби. В соответствии с пунктом 1 статьи 5 УПК РФ, алиби - нахождение подозреваемого или обвиняемого в момент совершения преступления в другом месте. Доказывание и проверка алиби непосредственно связаны с основанием прекращения уголовного преследования предусмотренного пунктом 1 части 1 статьи 27 УПК РФ (непричастность подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления). Проверка алиби также неразрывно связана с обстоятельствами, подлежащими доказыванию, прежде всего, касающимися времени и места совершения преступления (пункт 1 части 1 статьи 73 УПК РФ).

На практике, алиби можно подтвердить тремя видами доказательств, которыми являются: свидетельские показания, запрашиваемые у операторов сотовой связи, биллинги абонента, которым является подсудимый, и психофизиологическая экспертиза. Рассмотрим эти подтверждающие алиби доказательства подробнее:

1. Свидетельские показания.

Такое доказательство как свидетельские показания сторона защиты предоставляет, как правило, самостоятельно, приглашая свидетеля, со стороны зашиты в суд. Обычно суд ходатайство защиты о допросе свидетелей удовлетворяет, и всё сказанное в суде записывается в протокол судебного заседания.

После того, как свидетель или несколько свидетелей защиты допрошены, перед судом встаёт проблема оценки их показаний. Если суд доверяет показаниям свидетелей, то алиби должно считаться подтвержденным и должен быть вынесен оправдательный приговор. К сожалению, в реальных судебных процессах суд не доверяет показаниям таких свидетелей. При этом в качестве причин такого недоверия указывается на противоречие данных показаний иным собранным по делу доказательствам. Если данные в суде показания свидетеля (подсудимого или даже потерпевшего) противоречат его же показаниям, данным при проведении допроса следователем в отделе полиции, прокурор всегда просит суд доверять полицейскому протоколу допроса, а не тому, что было сказано в заде судебного заседания. Эти выводы мотивируются тем, что когда показания свидетеля записывали с его слов сотрудники полиции, он всё помнил лучше, чем сейчас, когда он допрашивается в суде.

2. Биллинги сотовой связи.

Сразу замечу, что добиться удовлетворения ходатайства об истребовании такого доказательства нелегко. Если в ходе предварительного расследования удается добиться истребования биллингов, то это доказательство на практике может показать, что подсудимый находился на значительном удалении от места преступления, в то время, когда оно совершалось. К сожалению, при анализе этих доказательств к ним может быть применена формулировка, что они не являются безусловным доказательством того, что подсудимый не находился на месте преступления.

3. Психофизиологическая экспертиза.

Такое доказательство как психофизиологическая экспертиза фактически является проверкой показаний подсудимого на детекторе лжи. К великому сожалению, в последние годы ходатайства о проведении психофизиологической экспертизы перестали удовлетворять.

После анализа оценки трёх вышеперечисленных категорий доказательств, подтверждающих алиби, получается, что наши суды не ведают сомнений, и доказать наличие у подсудимого алиби на практике чрезвычайно сложно. Это происходит из-за того, что, в случае малейшей возможности истолковать сомнения не в пользу защиты, они толкуются в пользу обвинения. В тоже время, презумпция невиновности действует тогда, когда недоказанная виновность приравнивается к доказанной невиновности. В части первой данной статьи уже писалось, что вместо презумпции невиновности в наших судах иная презумпция – презумпция достоверности материалов предварительного расследования. И вот эту презумпцию подсудимый и адвокат и должны опровергнуть.

Итак, на основании изложенного, можно сделать вывод, что отсутствие оправдательных приговоров в России вызвано обвинительным уклоном и односторонней оценке совокупности доказательств, включая проверку алиби подсудимого, а также отсутствием реальной презумпции невиновности.

В заключении, я обращу Ваше внимание на то, что в публикациях многих юристов на тему: почему в России не бывает оправдательных приговоров, указывается большое количество различных причин. Среди них: восприятие себя судьёй как борца с преступностью, а не как защитника закона, юридическое образование, полученное в советское время, большая нагрузка и как следствие спешка при рассмотрении дел, а также, возможные обвинения в коррупции, которые могут быть выдвинуты в отношении судьи, вынесшего оправдательный приговор.

С такой позицией я категорически не согласен и в своей статье я не стал останавливаться на этих проблемах, так как они носят в значительной степени субъективный характер и не являются фундаментальными, как те вопросы, которые я попробовал осветить.

По моему мнению, гарантом справедливости в суде является неукоснительное соблюдение закреплённого в статье 10 Конституции РФ принципа независимости судебной власти в целом, и закреплённого в части 1 статьи 120 Конституции РФ принципа независимости каждого конкретного судьи, который подчиняется только Конституции Российской Федерации и федеральным законам.

Только в том случае, если Российские судьи будут по-настоящему независимы от других властных органов и, прежде всего, от прокуратуры, в наших судах начнёт по-настоящему действовать принцип презумпции невиновности, проверка алиби не будет предвзятой, а оценка доказательств будет всесторонней и объективной.

В заключении замечу, что проблема практически полного отсутствия в нашей стране оправдательных приговоров, на мой взгляд, является на сегодняшний день одной из важнейших проблем, стоящих перед государством и обществом. Имеемый в этой статье критический анализ поднятой проблемы, ни при каких обстоятельствах не может быть истолкован как неуважение к суду. Как гражданин и адвокат я лишь хочу внести свою лепту в решение освещаемой в данной статье проблемы. Уголовное судопроизводство должно не только наказывать людей виновных в совершении поступлений, но и в равной степени защищать невиновных, поэтому обвинительный уклон недопустим.

Считаю также, что было бы неправильным не сказать о том, что некоторые мои мысли, которые я высказал в данной статье, были навеяны мне одним из интервью, уважаемого мной известного московского адвоката Генри Марковича Резника.

С надеждой на справедливость, адвокат Коровин А.А.